О чем я не скучаю, когда думаю о Стамбуле

140journos – группа независимых турецких журналистов снимают документальную серию “Цена Стамбула” (Istanbul’un Bedeli) о том, чего стоит жизнь в мегаполисе для разных социальных групп. Пока вышло два эпизода: монолог “белого воротничка” Онура и монолог “синего воротничка” Халиса.

Говорят, человеческий мозг стирает из памяти плохие воспоминания, иначе от всех травмирующих опытов люди бы просто сходили с ума. Мне кажется, у меня также негативные моменты о жизни в Стамбуле затерлись и подзабылись за полтора года, а в памяти остались только приятная ностальгия и воспоминания с недавних поездок.

Но после просмотра двух эпизодов меня накрыло. Я могу подписаться под каждым словом обоих героев.

Continue reading “О чем я не скучаю, когда думаю о Стамбуле”

Advertisements

Олюдениз

dscn9516

Олюдениз – небольшая бухта в (некогда древнегреческой) провинции Muğla на юго-западе Турции, где сливаются Эгейское и Средиземное море. Больше британцев на отдыхе, чем в Олюденизе, я видела только в Албуфейре, на юге Португалии.

Белых британцев на отдыхе легко отличить: они приезжают очень бледные, быстро сгорают до красноты, много пьют и редко одеваются по погоде и фигуре. Девушки обычно ходят в клубы в коротеньких платьях и босоножках даже в +15 и ниже. Лишний вес или неудачный загар никогда не останавливает их носить обтягивающую одежду, тугие леггинсы или кроп-топы.

Британских туристов в Олюденизе так много, что тут происходят удивительные вещи, которых не увидеть, например, в Стамбуле.

Continue reading “Олюдениз”

Re: Самая длинная ночь в Стамбуле

160715182718-14-turkey-coup-0715-super-169
Photo: CNN

Репост моего Op-Ed для “Азаттык” (служба “Радио Свобода” в Кыргызской Республике)

Никто не ожидал, что обычный вечер пятницы в Стамбуле превратится в самую длинную ночь. В ночь с 15 на 16 июля группа турецких военных безуспешно пыталась совершить государственный переворот.

Все началось примерно в 20.30 часов. Я выглянула в окно и заметила, как красиво Босфорский мост был подсвечен цветами французского флага в знак скорби по жертвам теракта в Ницце. Память о четырех терактах, произошедших в Стамбуле с начала этого года, была еще свежа.

Continue reading “Re: Самая длинная ночь в Стамбуле”

Немусульманский Стамбул: Çukurcuma

DSCN5537

При упоминании Стамбула, в умах многих людей предстают образы мечетей, гаремов и султанских дворцов. Но немногие знают, что буквально до середины ХХ века Стамбул и его основные районы были отнюдь не турецкими и немусульманскими. В предыдущих постах я рассказывала о Фенере и Балате, Полонезкее и Джихангире. 

Забудьте про Гранд Базар. Во-первых, кроме туристов никто туда обычно не ходит. Во-вторых, более интересные и оригинальные вещи можно найти в дизайнерских магазинах в районе Галаты (например, мои любимые Aponia и Lugat365) или в антикварных лавках Чукурджумы.

Continue reading “Немусульманский Стамбул: Çukurcuma”

Немусульманский Стамбул: Cihangir

DSCN5522

При упоминании Стамбула, в умах многих людей предстают образы мечетей, гаремов и султанских дворцов. Но немногие знают, что буквально до середины ХХ века Стамбул и его основные районы были отнюдь не турецкими и немусульманскими. В предыдущих постах я рассказывала о Фенере и Балате и Полонезкёе

Когда три месяца назад я переехала из своего любимого Кадыкея в Джихангир, он мне казался “экспатовским пузырем”. Здесь и правда постоянно слышишь английскую, испанскую и французскую речь, а в меню местных кафе чаще встречаются киноа и безглютеновая выпечка нежели традиционный турецкий кебаб.

Continue reading “Немусульманский Стамбул: Cihangir”

Немусульманский Стамбул: Polonezköy

DSCN0582

При упоминании Стамбула, в умах многих людей предстают образы мечетей, гаремов и султанских дворцов. Но немногие знают, что буквально до середины ХХ века Стамбул и его основные районы были отнюдь не турецкими и немусульманскими. В предыдущем посте я рассказывала о Фенере и Балате

Когда находиться в городе становится особенно невыносимо и хочется сбежать на природу, одно из самых лучших мест – деревушка Polonezköy в 20 километрах от Кадыкея. Ее название буквально переводится как “польская деревня”, и она была первым и единственным поселением поляков в Турции.

Continue reading “Немусульманский Стамбул: Polonezköy”

Немусульманский Стамбул: Fener & Balat

fener2

При упоминании Стамбула, в умах многих людей предстают образы мечетей, гаремов и султанских дворцов. Но немногие знают, что буквально до середины ХХ века Стамбул и его основные районы были отнюдь не турецкими и немусульманскими. В следующих нескольких постах я расскажу о них.

Во-первых, давайте начнем с того, что в мире мало стран, которые могут похвастаться такой богатой и разнообразной историей, как Турция. Не вдаваясь в древнюю историю Малой Азии, которую в свое время занимали и Аккадская империя, и Хеттское царство и еще туча народов, именно эллинистический период оставил наибольший след в облике и культуре страны.

Continue reading “Немусульманский Стамбул: Fener & Balat”

Бланка на велосипеде

11061297_904370292975007_2641060910998531513_o

Зимой в Анкаре практически нет туристов, поэтому в хостеле нас было всего трое. Высокий рыжий парень, который, молча приготовив себе ужин, удалился в комнату, и пожилая женщина, которая что-то писала в блокноте и совершенно не обращала на меня внимания. Но едва мы остались в кухне одни, женщина повернулась ко мне и спросила с приятным британским акцентом: “So where are you from?”, как будто она только что поговорила с тем молодым человеком, и настала моя очередь отвечать на вопросы.

“Я из Кыргызстана, но живу в Стамбуле”, – автоматически ответила я, зная, что сейчас последуют дополнительные расспросы. Реакция женщины оказалась неожиданной: “О, какое совпадение! Я как раз направляюсь в вашу страну”.

Continue reading “Бланка на велосипеде”

Фильм месяца: “Мустанг”

Некоторое время назад я накнулась в сети на анонимное эссе афганской девушки под названием “Быть женщиной – мой единственный грех”. И хотя те невзгоды, которые ей пришлось пережить в оккупированном “Талибаном” Афганистане, большинству женщин в цивилизованных странах могут только сниться в кошмарах, чувство сексуальной объективации и вины знакомо каждой.

Фильм “Мустанг” турецкого режиссера Дениз Гамзе Эргювен как раз об этом: каково быть женщиной в патриархальном мизогинистском обществе. В этом году он номинирован на “Оскар” в категории “Лучший иностранный фильм”, и Эргювен – единственная женщина-режиссер в списке.

spoiler alert