Август 2017

В августе я отметила один год, как переехала в Украину! Он был не без перерывов – я много уезжала и приезжала, но все же именно Киев дал мне ощущение оседлости: вот мое место, моя квартира, и мне есть, куда возвращаться.

Continue reading “Август 2017”

Advertisements

Шарлоттсвиль

У афро-американского писателя Джеймса Болдуина есть рассказ “Going to meet the man” 1965 года о маленьком белом мальчике, который попадает с родителями на пикник и становится свидетелем линчевания черного мужчины. Я помню, как глубоко была шокирована, что подобное происходило в сытой, благополучной Америке середины 20-х годов.

Вчера я с похожим смешанным чувством страха и отвращения три раза пересмотрела это видео VICE из Шарлоттсвилля, штат Вирджиния. Потом слушала пресс-конференцию Дональда Трампа и не верила ушам. До сих пор не верю, что мы в 2017 году.

Мой знакомый журналист Мэтт Купфер написал отличный пост о произошедшем в Шарлоттсвилле и в целом, Америке во времена Трампа.

Русскоязычные друзья, если вам интересно, что происходит в США за последние несколько дней, то скажу следующее: Америка копает собственную могилу.

Continue reading “Шарлоттсвиль”

Павел Шеремет: Уроки украинского

Журналиста Павла Шемерета убили в Киеве год назад. 20 июля 2016 года его автомобиль взорвали в центре Киева, но ни убийцы, ни заказчики пока не найдены.

За три дня до гибели Павла вышла его статья “Уроки украинского“, и она в точности передает мои мысли.

Continue reading “Павел Шеремет: Уроки украинского”

Сараево: Осада, религия и этничность

Стена в Сараево “Я люблю этот город. Я защищаю этот город”

До переезда в Сараево я мало знала о Балканах, Боснийской войне 1992-1995 года и осаде города, которая длилась 3,5 года. Но, пока я там жила, я будто пропиталась чувством трагедии.

Все, кого я встречала, пережили войну: детьми, подростками, беженцами в соседних странах, солдатами Боснийской армии, переводчиками и водителями ООН, простыми жителями, которым приходилось выживать с семьями. Кто-то был ранен. Кто-то убивал. Кто-то провел детство в подвале дома. Кто-то потерял близких.

Физически Сараево еще не восстановлен от повреждений полностью, поэтому следы войны везде – на тротуарах и зданиях. Но и эмоционально город до сих пор живет пережитым горем, потому что воспоминания до сих пор свежи.

Continue reading “Сараево: Осада, религия и этничность”

Эзра Кляйн о фундаментальном знании в журналистике

У Эзры Кляйна (Ezra Klein) интересная биография. Еще студентом он начал вести блог о политике, который постепенно помог ему стать одним из самых читаемых политических журналистов в США и впоследствии создать собственное СМИ – VOX. Отличительная черта VOX – они не просто сообщают текущие новости, но и объясняют процессы, которые стоят за событиями, дают контекст, необходимый для понимания происходящего.

В одном из недавних интервью Кляйн объяснил философию VOX, отвечая на вопрос, чему бы он учил студентов, если бы был преподавателем журналистики. И я, как журналист, считаю, что это прекрасная мысль.

“Первая половина курса была вообще не о журналистике.

Моя главная претензия к журналистике в том, что все воспринимают ее как набор универсальных навыков, и никто не требует от журналистов глубоких знаний о предмете или проблеме. Поэтому первая половина моего курса была бы о том, как учиться. Как изучать политические кампании, как находить правильные источники информации, как проверять достоверность информации, как развивать историю.

Говоря о своей писательской работе, я часто использую метафору айсберга. Мои статьи сильны за счет того, что скрыто под водой – супер знания о структуре.

Мой прорыв в журналистике начался с публикаций об Obamacare, реформе здравоохранения Барака Обамы. Я интересовался политикой в области здравоохранения задолго до того, как она стала проблемой и попала в СМИ. Как-то в студенческие годы я без особых причин начал читать аналитический отчет о здравоохранении. Потом я прочитал несколько книг по теме и написал серию постов о том, как система здравоохранения работает в Германии, Канаде, Франции и других странах.

В течение следующих двух лет я продолжал изучать тему здравоохранения и спорить с людьми. Это значит, что к тому времени, когда вопрос о реформе Obamacare поднялся в американской политике, я разбирался в нем гораздо глубже, чем те журналисты, которые только подхватили горячую тему. Я понимал систему, разные модели и внутренние процессы, и это позволило мне писать развернутые новости и аналитику.

Основная идея VOX и мой подход к журналистике в целом заключается в том, что наш продукт – это объем знаний журналиста, а не новость. Работа репортера состоит в переработке потока информации и строится на поиске нового, и это очень важная роль. Но, на мой взгляд, еще более важная роль, которую журналист может выполнять, – это раскрывать контекст, помогающий понимать новости и происходящие события.

Поэтому многие видео VOX – это “объяснялки”. Мы пытаемся показать, что скрыто под водой, когда даем “верхушку айсберга” – свежую информацию. Зачем? Это заставляет людей больше думать и понимать.

Журналисты редко фокусируются на одной теме. Они слишком заняты поиском новостей, а не расширением знаний. Они не читают фундаментальную литературу по предмету, не изучают, как работает та или иная сфера, как выглядит ее структура. И если этого не делать, невозможно рассказывать понятным языком о сложных вещах, потому что вы сами их не понимаете. Вы знаете только верхушку – то, что произошло недавно. Из-за этого СМИ пишут о сложных вещах, а потом обвиняют читателей, что те либо не понимают, либо не интересуются.

Иногда я даю репортерам задания, никак не связанные с чем-то новым или актуальным, но связанные с фундаментальным знанием в какой-то области, чтобы они потратили время на изучение, почитали основную литературу, посмотрели историю развития,” – Эзра Кляйн.

Роксан Гэй: 13 правил женской дружбы

img-20151013-wa0000

Автор: Roxane Gay – 13 Rules for Female Friendship

1. Избавьтесь от стереотипа, что женская дружба основывается на недоброжелательности и соперничестве. Этот миф, как каблуки, – красивый, но создан для того, чтобы женщины двигались по жизни медленнее.

Continue reading “Роксан Гэй: 13 правил женской дружбы”

Тайе Селаси: Не спрашивайте, откуда я

Прекрасный текст прекрасной писательницы. Вчера вспомнила о нем, когда с с друзьями-multilocals играли в “три О” (о нем в тексте).

Перевод выступления Селаси на TED в 2015 году:

“В прошлом году я отправилась в свой первый тур по продвижению новой книги. Чуть больше чем за год я посетила 14 стран и выступила сто раз. В каждой стране моя речь начиналась с официального представления со стороны организаторов, и оно всегда было одинаковым: “Тайе Селаси родом из Ганы и Нигерии” или “Тайе Селаcи родом из Великобритании и США”. И каждый раз я думала: “Но ведь это неправда”.

Continue reading “Тайе Селаси: Не спрашивайте, откуда я”

Женский выходной в Исландии

_86273201_crowd_wha

Перевод The day Iceland’s women went on strike

Сорок один год назад в этот день женщины Исландии устроили забастовку – они отказались работать, готовить и смотреть за детьми на один день. Это был день, который изменил восприятие женщин в стране и вывел Исландию в лидеры борьбы за равноправие полов.

Continue reading “Женский выходной в Исландии”

Мишель Обама: Ни одна женщина не заслуживает унижения

В Казахстане министра культуры и спорта Арыстанбека Мухамедулы сразу две женщины обвинили в сексуальных домогательствах. Одна из них рассказала, что в 2011 году Мухамедулы, тогда бывший ректором университета, предложил ей “попить вино, потанцевать, повеселиться” в обмен на поступление. Другая вспомнила, как в 1999 году, Мухамедулы, будучи руководителем президентского оркестра, приставал к ней после концерта.

Злоупотребление властью в собственных сексуальных интересах, к сожалению, распространенное явление в Центральной Азии, но в культуре, когда в распущенности обвиняется жертва, а власть имущие обладают неприкосновенностью, женщины предпочитают помалкивать. Так что случай с Мухамедулы – в какой-то степени уникальный для нашего региона, когда две женщины открыто рассказали о сексуальных домогательствах со стороны высокопоставленного чиновника.

Тут несложно провести параллели с сексуальным скандалом вокруг кандидата в президенты Дональда Трампа. На прошлой неделе несколько женщин – журналистки, модели, бывшие сотрудницы – обвинили его в непристойном поведении и сексуальных домогательствах.

Волну спровоцировала видеозапись 11-летней давности, на которой Трамп в беседе с телеведущим Билли Бушем рассказывает: “Я попытался ее отыметь. Она была замужем. Я пытался соблазнить ее, как шлюху, но не смог” и “Я просто начинаю целовать их. Потом хватаю за пизду. Когда ты знаменит, женщины позволяют тебе делать это”.

В случае с Мухамедулы и Трампом я часто читала комментарии в социальных сетях, мол, почему жертвы так поздно “опомнились” и вспоминают о домогательствах и изнасилованиях спустя столько лет.

У насилия нет срока давности. Я уверена, каждая женщина носит в себе тот похотливый взгляд, то непристойное предложение, то невзначай брошенное грязное словцо, то нежеланное прикосновение.

В ответ на слова Трампа, Мишель Обама выступила с мощнейшей речью в поддержку Хиллари Клинтон. Я перевела ее часть о том, что любое общество оценивается по тому, как в нем обращаются с женщинами и девочками.

Continue reading “Мишель Обама: Ни одна женщина не заслуживает унижения”

Ребекка Солнит: Мужчины объясняют мне

solnit-headshot-16-04-17-5

Оригинал: Rebecca Solnit – Men Explain Things To Me

Mansplaning (от англ. man – мужчина и explain – объяснять) – склонность мужчин разговаривать с женщинами в снисходительно-поучающем тоне, объяснять им очевидные вещи или вещи, в которых они прекрасно разбираются.  Базируется на мужской уверенности в том, что интеллектуальное превосходство им даровано природой.

До того, как слово “мэнсплэйнинг” прочно вошло в наш лексикон, Ребекка Солнит написала критическое эссе о мужском чувстве превосходства, опубликованное в Los Angeles Times 13 апреля 2008 года. Ниже – мой перевод.

Continue reading “Ребекка Солнит: Мужчины объясняют мне”