Шарлоттсвиль

У афро-американского писателя Джеймса Болдуина есть рассказ “Going to meet the man” 1965 года о маленьком белом мальчике, который попадает с родителями на пикник и становится свидетелем линчевания черного мужчины. Я помню, как глубоко была шокирована, что подобное происходило в сытой, благополучной Америке середины 20-х годов.

Вчера я с похожим смешанным чувством страха и отвращения три раза пересмотрела это видео VICE из Шарлоттсвилля, штат Вирджиния. Потом слушала пресс-конференцию Дональда Трампа и не верила ушам. До сих пор не верю, что мы в 2017 году.

Мой знакомый журналист Мэтт Купфер написал отличный пост о произошедшем в Шарлоттсвилле и в целом, Америке во времена Трампа.

Русскоязычные друзья, если вам интересно, что происходит в США за последние несколько дней, то скажу следующее: Америка копает собственную могилу.

Continue reading “Шарлоттсвиль”

Advertisements

Про имена и дискриминацию

Редактор из Филадельфии неделю подписывал письма женским именем и обнаружил, что клиенты обращались с ним грубее, чем когда он писал от лица мужчины. Все его вопросы или предложения ставились под сомнения, а сами клиенты относились к нему снисходительно. А один даже спросил, есть ли у него (Николь) парень.

Случай из уже моей жизни – знакомая в Стамбуле, американка белорусского происхождения, рассказывала, что один раз ее не взяли на работу преподавателем английского из-за русских имени и фамилии. Она отправила сообщение в фэйсбуке автору объявления о вакансии, на что получила ответ “Извините, мы ищем только носителей языка”.

Другую историю рассказывала моя подруга-немка. Однажды к ней обратился ее приятель в Берлине, которого звали Мохаммед, с просьбой помочь ему найти жилье. Арендодатели не отвечали на его сообщения или отказывались сдавать квартиру, как он считал, из-за мусульманского имени, хотя его семья иммигрировала в Европу больше двадцати лет назад.

Это очень лажовые истории, и они происходят повсеместно. И поэтому я люблю свое гендерно и этнически нейтральное имя.

Обычно в рабочих письмах ко мне обращаются Dear Mr. Bermet и думают, что я американец (мистер Бернет) или француз, а потом на встречи прихожу я – азиатская девушка из сложно-сразу-сказать-какой-страны. Сюрпрайз!