Когда мы стали скучными

Недавно в статье The Guardıan прочитала интересную мысль о том, что молодежь возраста 20+ все чаще выбирает спокойный, “скучный” образ жизни:

“Переход на скучный образ жизни связан с желанием перевести дух и снизить скорость в бешеном культурном круговороте. Если вам за 20 или слегка за 30, возможно, вы заметили, что все больше ваших друзей называют себя “бегунами”, присоединяются к спортклубам или отказываются от встречи в пабе, потому что готовятся к своему второму триатлону. А может, они берут уроки гончарства или поют в местном хоре”.

Это повальное “оскучивание” я наблюдаю в своем окружении в последние года два, да я и сама попала под волну. Все, что я слышу: утренние пробежки, марафоны, велопробеги, треккинг, парапланы, скалолазание, плавание, пикники, театр, йога, здоровое питание. Если паб, то с негромкой лаундж-музыкой. Если пятничный вечер, то ужин с вином или акустический концерт. Если выходные, то выбраться за город.

Не так давно мы тусовались в клубах до 4-5 утра, меняли по несколько баров за ночь, и главным критерием для места было “больше людей, больше незнакомых людей”. Сейчас все наоборот: мы стараемся ходить в места, где не очень людно, чтобы точно было, где присесть, не пришлось толкаться и можно было бы нормально поговорить. А еще лучше – выспаться ночью и встретиться утром, свежими, на пробежку или завтрак. Обычная ситуация: звонишь кому-нибудь в субботу вечером, а они: “Я в спортзале”, или открываешь вотсапп-чат, а там шквал обсуждений кинофестивалей и выставок.

Дело не в возрасте, мы не стали внезапно старыми и занудными. Нет, мы молоды и энергичны и по-прежнему любим “оттянуться”, просто теперь слово имеет другое значение. Не похмелье и потерянный после вечеринки день, а приятная мышечная боль и пища для ума. Внезапно время стало самым ценным и ограниченным ресурсом, и страшно жадно тратить его впустую – на пустые вещи и пустых людей.

Жизнь в мегаполисе предлагает такое разнообразие досуга, мест, мероприятий и новых людей, что вкупе с бешеным информационным потоком и рабочими нагрузками, нам действительно хочется сбавить темпы и замедлиться, насладиться моментом и заниматься тем, что имеет смысл и и содержание.

Advertisements

Жизнь с меньшим

10699760_358651504300272_4888269965769065125_o

В наших постсоветских семьях было принято заполнять шкафы книгами, которые никто не читал, а серванты – столовыми сервизами, из которых ели один раз в год; ничего не выкидывалось, а пряталось в сундуки или кладовку. Люди копили в тревоге, что потом не найдут такое же, хранили для особого дня. Вещи устаревали, покрывались пылью и выходили из моды. И хотя дефицитное время давно прошло, наши мамы и бабушки продолжают копить ненужное, надеясь, что оно обязательно когда-нибудь пригодится.

Потом с запада к нам пришло другое «плюшкинство»: медиа и маркетинг навязали идею, что статус и счастье напрямую зависят от количества материальных вещей. Фильмы показывают гардеробы, заполненные обувью и платьями, и огромные дома, обставленные мебелью и электроникой. Реклама постоянно говорит, что нужно приобрести новую модель телефона, а специальные скидочные акции стимулируют покупать еще и еще.

Но давайте задумаемся, насколько нужны нам все вещи, которыми мы обладаем или хотим обладать? Насколько они делают нас счастливее?

Continue reading “Жизнь с меньшим”

Кыргызская кухня для вегетарианцев

10856187_888896804475977_1668395106_o

В воскресенье мы с подругой Жылдыз готовили в вегетарианском кафе в Моде PASAJ Cook&Book. Это маленькое уютное веганское кафе с домашней кухней и небольшой библиотекой, куда я часто хожу. Периодически они проводят международные дни, когда приходят экспаты и готовят вегетарианскую национальную еду своих стран.

Continue reading “Кыргызская кухня для вегетарианцев”

Вера Полозкова: Надо жить у моря, мама

Автор: Вера Полозкова

— Что еще тебе рассказать?

Надо жить у моря, мама, надо делать, что нравится, и по возможности ничего не усложнять; это ведь только вопрос выбора, мама: месяцами пожирать себя за то, что не сделано, упущено и потрачено впустую — или решить, что оставшейся жизни как раз хватит на то, чтобы все успеть, и приняться за дело;век пилить ближнего своего за то, какое он тупое неповоротливое ничтожество — или начать хвалить за маленькие достиженьица и победки, чтобы он расцвел и почувствовал собственную нужность — раз ты все равно с ним, и любишь его, зачем портить кровь ему и себе?

Continue reading “Вера Полозкова: Надо жить у моря, мама”

Про взрослую жизнь

Страшно не то, что мы взрослые, а то, что взрослые – это мы

Ищу квартиру сейчас. Несколько раз в день захожу на сайты, потому что такая бешеная конкуренция на рынке недвижимости в Стамбуле, что вот появилось объявление, а через три часа квартиру уже забрали. Особенная борьба разворачивается за варианты напрямую от собственников, потому что эмлакчы (риэлторы) берут запредельную комиссию 10-12 % от годового контракта вдобавок к месячной ренте и депозиту. Но без эмлакчы тоже не обойтись, у них базы данных, так что я захожу к ним в гости и периодически звоню справиться, не появились ли варианты однушек.

Поиск 1+1 в приличном состоянии, в центральном районе, поближе к транспортным точкам и за ренту дешевле, чем стоит человеческая почка, похож на поиск идеального партнера. Найти кажется невозможным, но люди рассказывают фантастические истории, что кто-то как-то где-то нашел и счастлив. В общем, я еще надеюсь.

Continue reading “Про взрослую жизнь”

Жизнь с минимумом

shoes1

В наших пост-советских семьях было принято заполнять шкафы книгами, которые никто не читал, серванты – столовыми сервизами, из которых ели один раз в год, сундуки – дорогими тканями. Люди копили в тревоге, что потом не найдут такое же, хранили для особого дня. Вещи устаревали, покрывались пылью и выходили из моды. И хотя дефицитное время давно прошло, наши люди продолжают копить ненужное, надеясь, что оно обязательно когда-нибудь пригодится.

На западе “плюшкинство” имеет другие культурно-экономические предпосылки. Там оно, скорее, навязано медиа: в фильмах показывают гардеробы, заполненные обувью и платьями, и огромные дома, обставленные мебелью и электроникой. Реклама постоянно говорит, что нужно приобрести новую игровую приставку, а специальные скидочные акции (e.g. черная пятница) стимулируют покупать еще и еще.

Но насколько обладание бóльшим приносит счастье? Насколько нужны нам все вещи, которыми мы обладаем или хотим обладать?

Continue reading “Жизнь с минимумом”

Жизнь, свобода и погоня за счастьем

4b20d5ea1c77d736c58556a19199cf55Недавно играли в “Вопрос-ответ”, и мне задали вопрос, каким словом я бы описала свою жизнь. Первое, что приходит в голову, говорят, самое верное. Я ответила: бег. Моя жизнь с одной стороны похожа на бесконечную погоню за счастьем, а с другой стороны, на постоянный побег от самой себя.

Моя лучшая подруга Нураим назвала это “Молодец, не стоишь на месте, постоянно ищешь пути, как улучшить свою жизнь”, а друг Ясмин говорит: “Ты специально нагружаешь себя. Научись никуда не торопиться”. Скорее, проблема в том, что мне всегда всего мало, я хочу больше, на износ: то ли от страха ничего не успеть, то ли от жадности, то ли от перфекционизма.

Как только я зарабатываю достаточно, мне становится мало, я хочу больше денег. Если есть одна работа, я обязательно возьму дополнительные проекты и еще запишусь в какой-нибудь кружок, чтобы уставать до нервных колик и сходить с ума от имэйлов и дедлайнов. Дикая усталость – как индикатор удовлетворенности, что время, самый ограниченный ресурс в мире, не было потрачено впустую. Моя логика такова: либо ты хорошо поработал, либо хорошо отдохнул, либо сделал что-то полезное, либо помог кому-нибудь, либо узнал что-то новое, в общем, должен быть положительный результат, свежая информация и новые впечатления в конце каждого дня.

Переехав в другую страну, мне мало, я хочу переехать дальше. Получила 100/100 за экзамен, перевелась в группу посложнее. Нашла классную квартиру со всем необходимым, нет же, надо обязательно перекрасить стены и купить торшер, потому что не хватает света. Как бы ни было хорошо, я точно уверена, что может быть лучше. Жизнь как чэллендж, насколько далеко я смогу пойти, а, может, так я просто спасаюсь от неуверенности и сомнений.

Как сказала Лена Данэм на шоу у Дэвида Леттермана: “Свободное время предоставляет слишком большую возможность моим экзистенциальным страхам. Когда у меня есть свободное время, я развлекаюсь полчаса, смотрю телевизор, а потом вдруг думаю: “Мы все умрем. Почему мы не используем время, отведенное нам на Земле, мудро, насколько это возможно? Почему я остановилась? Я так молода. Но я не настолько молода в масштабах вселенной. Смерть, смерть, смерть”. Вот это про меня. Бежим дальше.

А каким одним словом описали бы свою жизнь вы?

Боль, ожирение и одиночество

Когда-то я жила с родителями в микрорайоне Тунгуч и страшно огорчалась, что на дорогу уходило 30 минут на маршрутке. При том, что тогда улица Горького еще была неотремонтированной (я ее не видела, но, говорят, хорошо теперь), и приходилось часто ездить по Чолпон-Атинской. Казалось, что вся жизнь проходит в дороге. Ох, как же я тогда ошибалась!

Сейчас в обычные дни дорога на учебу занимает у меня около часа. Но по вторникам и пятницам я еду на азиатскую сторону и путь занимает почти в два раза дольше. Часто приходится делать пересадки: с автобуса на трамвай, потом на метро, потом на паром, потом метробус и так далее. Я постоянно пытаюсь находить новые маршруты, чтобы сократить время, затрачиваемое на дорогу. Прям изощренный тест на изобретательность. Мне жалко моего времени.

1450159_10151981151886287_1869383961_n
Подводное метро Marmaray пока самый быстрый вид транспорта. С одного континента на другой можно добраться за 5 минут. 
Continue reading “Боль, ожирение и одиночество”

Пустой день

Автор: Татьяна Толстая

Это утро не похоже ни на что, оно и не утро вовсе, а короткий обрывок первого дня: проба, бесплатный образец, авантитул. Нечего делать. Некуда идти. Бессмысленно начинать что-то новое, ведь еще не убрано старое: посуда, скатерти, обертки от подарков, хвоя, осыпавшаяся на паркет.

Ложишься на рассвете, встаешь на закате, попусту болтаешься по дому, смотришь в окно. Солнце первого января что в Москве, что в Питере садится в четыре часа дня, так что достается на нашу долю разве что клочок серого света, иссеченный мелкими, незрелыми снежинками, или красная, болезненная заря, ничего не предвещающая, кроме быстро наваливающейся тьмы.
Continue reading “Пустой день”

Экология в быту

ecoВсе началось с мысли, как же меня бесит, когда не выключают лишний свет. А потом прорвало. Ведь я также дико не люблю целлофановые пакеты и одноразовую пластиковую посуду, выкидывать еду и продукты, зря расходовать бумагу и чистую воду.

Я встречала многих людей, которым свойственна бытовая расточительность. Например, набрать воды в ванную, забыть, пока она не остынет, а потом набирать снова. Согреть полный чайник воды на плите ради одной чашки чая, дождаться, пока он остынет, и согревать снова. Включить свет во всех комнатах или, наоборот, не выключить его в кабинете, коридоре, туалете, ванной. Не убрать еду в холодильник или не накрыть хлеб, отчего они портятся и высыхают. В магазине завернуть каждую покупку в отдельный пакет. Распечатывать и ксерокопировать на бумаге все подряд. Зимой включить обогреватель и открыть окно.

Нет, я не сижу обычно в темноте. Наоборот, у меня плохое зрение, и хорошее освещение мне жизненно важно. И полежать в горячей ванной я не против. Я распечатываю крупные статьи, потому что не могу читать с монитора, а ридера у меня пока нет. Дело ведь не в ограничении своего удобства, на то и даны коммунальные услуги, чтобы ими пользоваться. Нужно просто быть бережливее.
Continue reading “Экология в быту”