Когда стресс стал модным

“Как мы проводим дни, так мы и проводим жизнь.”
Энни Диллард

Сложно сказать, сколько раз в день я слышу “О боже, как я запарилась, у меня столько стресса!” Я слышу это от домохозяйки, студента, доктора и художника. Быть в стрессе – модно, но еще более модно постоянно говорить о нем и даже будто соревноваться, у кого больше проблем.

Говоришь: “У меня столько работы. Я так загружена, ты не представляешь!”, а ни разу не впечатленная подруга смотрит на тебя с укором: “Да что ты знаешь о стрессе? Я спала 2 часа, работала 36 часов, а потом спасла 100 котят с дерева”.

И цикл продолжается и продолжается, и все в компании начинают жаловаться и выкладывать истории о своих проблемах и обязанностях, потому что misery loves company или страдание не любит одиночества.

Это отрывок из поста “When did it become so cool to be stressed” о том, что возрастающий уровень стресса и постоянная занятость стали измерителями успеха. Мы восхищаемся занятыми людьми, но не задумываемся, что часто занятость бывает искусственной и представляет собой лишь суетливость, а не деятельность.

Continue reading “Когда стресс стал модным”

Advertisements

Мясорубка

5905055-R3L8T8D-500-x_6016362f

Вчера у меня случились два свободных часа, целых 120 минут без планов и задач. Я пребывала в такой эйфории, что почти бежала домой, да что уж там – я летела, упиваясь ощущением свободы и власти над собственной жизнью. Я могла приготовить ужин, пойти гулять, посмотреть фильм, съесть мороженого, почитать книгу, побегать на стадионе – да все, что угодно! Вместо этого я 120 минут пролежала на полу с закрытыми глазами.

На этой неделе я завершила два проекта (помимо исполнения всех текущих дел). Мне оторвало ручки-ножки, мозг превратило в фарш, кишки вокруг шеи обмотало, и дышать было нечем. Такие периоды я называю периодами распада, потому что умираю на работе, а потом долго собираю себя по частям.

Главный враг – хроническая, неизлечимая усталость. Она парализует, убивает желание, делает жизнь безвкусной, затуманивает взгляд и делает человека злым, просто чудовищно раздраженным. И вот так живешь три месяца в мясорубке, а потом каких-то 120 минут на полу, в темноте, тишине и пустоте превращают тебя из робота обратно в человека.

Заброшенность

“Бывают дни, когда ужасно остро чувствуешь свою заброшенность”, – писала Алеся Петровна. В точку.

В последнее время такая бешеная загруженность, что времени на себя не остается совсем. Я хожу на работу с ощущением, что однажды меня туда не пустят. Нельзя ходить с “Хаятт” с лицом, будто кто-то умер, и в том, что нашла утром в шкафу. Нельзя, потому что там каждый день красивые люди в бизнес дресс-коде, и даже охранники в своих костюмах выглядят респектабельнее тебя.

Иду я как-то в пятницу с офиса. Меня окликнули две высокие стильно одетые девушки модельной внешности. Они – метр восемьдесят на каблуках, а я – метр шестьдесят в балетках и рюкзаком, который, кажется, еще больше придавливает меня к земле. “Бермет, это ты? А я думаю, ты или не ты”, – сказала одна. Я посмотрела на них, таких красивых, шедших на открытие галереи бутиков, и внезапно почувствовала себя замарашкой.

Дело даже не во внешнем виде. Как можно выглядет хорошо, когда внутри – заброшенное поле, поросшее сорняками, а на лице – следы трехсот тысяч хлопот? Мне говорят, что я хорошо выгляжу, как обычно, но я чувствую, что нет. Умываюсь, крашусь, одеваюсь – все на автомате, наспех и как крайняя необходимость. Ведь есть большая разница: скушать любимое блюдо в большим наслаждением, запивая винцом, или проглотить порцию баланды для поддержания жизнедеятельности.

Хочется идти, и чтоб волосы развевались на ветру, но не получается, потому что их помыть надо и уложить красиво. А все вот эти женские штучки, которые и делают женщину женщиной, приносят ощущение не столько даже внешней ухоженности, но какого-то внутреннего уверенного свечения, требуют столько времени! В результате на чаше весов оказываются совершенно, казалось бы, несопоставимые вещи. Помыть голову или поспать два часа. Накрасить ногти или написать отчет. Поужинать или принять ванную. И ты начинаешь мыслить новыми категориями. Раньше это было “Записываюсь к косметологу, ура-ура, кожа будет в порядке”, сейчас – “Блин, если пойду к косметологу, то кто меня заменит на два дня?”

Быть женщиной – большая работа. А их у меня итак уже три.

Как жить без надежды

Автор: Алеся Петровна.

Закончила еще один проект. Мама говорит, что когда я зашла вчера домой, то она подумала, что я умерла. Сегодня она срочно пошла тратить на ремонт деньги. Сейчас у меня есть примерно пять часов, чтобы потанцевать перед зеркалом в трусах. Потом у мамы закончится мой гонорар.

Когда я прихожу со смены, то мама спрашивает: «Как прошел день, доченька?» У нее есть вот эта непередаваемая черта, которую она, наверное, заимствовала из американских фильмов. Это когда герой лежит с оторванными руками и ногами, у него кишки намотаны вокруг шеи и торчит собственная печень изо рта, а его спрашивают: «Джон, ты в порядке?»

И вот каждый раз я захожу домой, из головы торчит топор. А мама выходит навстречу и спрашивает: «Ты когда будешь стричься?»
читать дальше

лваоимлоим

Вечером, особенно в пятницу, я чувствую себя Прометеем.
Каждый день мне начисто съедают мозг, выскребая его остатки тупым ножом,
С шумом высасывают эмоции, грубо выворачивают душу,
Заживо сдирают кожу и оголяют провода нервов.
За ночь у меня отрастает мозг и оболочка.
И с каждым разом кожа становится толще и плотнее.
Но чем крепче я становлюсь снаружи, тем уязвимее и нежнее внутри.
Хотелось бы быть Фениксом, потому что буквально сгораешь,
Но Феникс возрождается, а я – лишь становлюсь жестче и выносливее.
Бывают частицы, которые уже не восстановить.
Do not resuscitate.

Беда

У меня сломалась писáлка. Она давненько барахлила. Из-за занятости все откладывала ее подкрутить да смазать, она скрипела, ржавела, покрывалась пылью, а когда я ее достала из-под груды всяких дел – она уже не могла выжать ни слова.

И вот лежу я ночью: не спится (это особое состояние усталости, когда заснуть не можешь), мысли текут абзацами, я их складываю в аккуратненькие блоки, и тихонько смакую очередной пост в блоге. На следующий день сажусь перед чистым листом ииии… Доктор, у меня хронические запоры. Пялюсь в монитор, отсчитываю мигания курсора, иногда даже набираю слово какое-нибудь, но чаще – нажимаю красный крестик и кнопку “Не сохранять”.

Где и как починить писáлку?